Недавно в Москве приступили к работе первые 10 выпускников школы профессиональных больничных клоунов.

27.10.2011

На самом деле “доктора” с красными носами появились в палатах, где подолгу лечатся дети, уже давно, однако до последнего времени это были добровольцы, люди без специального образования. Теперь же — впервые — отвлекать детей от страданий начали профессиональные актеры.
На Западе больничная клоунада существует уже 30 лет, а в Москве первый “смехотерапевт” появился лишь в 2005 г. Молодой актер Константин Седов искал себе практику — и его пригласили выступить в Российской детской клинической больнице (РДКБ). Врачи и родители, дежурившие в палатах, сразу отметили, что у детей после визита дяденьки с красным носом появляется блеск в глазах, просыпается интерес к жизни. “Доктор Костя” стал работать и в других крупных детских медучреждениях, интернатах и хосписах. На первых выступлениях импровизировал, потом прошел обучение у профессионала из Швейцарии. А потом организовал автономную некоммерческую организацию “Больничная клоунада”, которая стала обучать других добровольцев.
— За два года мы провели пять “школ”, куда поступали, как в театральные ву зы — после собеседования, сдачи экзамена с показами готовых номеров и исполнения этюдов-импровизаций, — вспоминает Константин. — Но все-таки назрела необходимость привлечь профессиональных актеров.
И вот в сентябре состоялся выпуск первой профессиональной школы больничных клоунов. Дипломированные актеры слушали три блока семинаров, каждый по семь дней, затем полтора месяца стажировались в палатах РДКБ. Некоторым оказалось не по силам смотреть в детские глаза, зажатые между стерильной маской и облысевшей от химиотерапии макушкой... Больничная клоунада — не для слабонервных.
Даже те, кто полон решимости работать с больными — иногда неизлечимо — детьми, должны соблюдать психологическую гигиену. Клоуны могут выступать только в паре и не больше 24 часов в неделю — иначе наступает “выгорание”. Выпускники школы являются в палаты по графику в перерывах между своими спектаклями, концертами и звукозаписями. Учили их бесплатно, а за эту работу “смехотерапевты” получают небольшую зарплату. Финансируют клоунов спонсоры — из больничного бюджета не тратится ни копейки.
Корреспонденты “Вечерки” познакомились в Российском онкологическом научном центре им. Н. Н. Блохина с тремя “новобранцами”: Гирей, Емелей и Бабкой Нафаней. И спросили: зачем им это нужно?

КЛОУН ДОЛЖЕН УМЕТЬ ВПИСАТЬСЯ В ПОЛНУЮ ХРУПКИХ ПРЕДМЕТОВ ПАЛАТУ

ВЛАДИМИР ЩУКИН, 57 лет, выпускник Московского театрально-художественного училища (Емеля):
— Я много лет снимался как актер и композитор в программе “АБВГДейка”, писал песни для детских радиопередач, был лидером группы “Последний шанс”, играл и в Театре на Таганке. А тут узнал, что есть новый жанр — больничная клоунада, что во Франции конкурс на должность больничного клоуна — 200 человек на место. Оказалось, дело непростое, пришлось учиться работать “глаза в глаза”. Только представьте: ребенок с ослабленным иммунитетом спрятан от инфекций в стеклянный бокс, а ты смешишь его через прозрачную стенку...

ОЛЬГА ЛАРИОНОВА, 24 года, выпускница ВТУ им. Щепкина (Бабка Нафаня):
— Я 10 лет отработала аниматором. На праздники ребята обычно приходят настроенными на веселье. Если ребенок сидит в углу нахмурившись, это показатель брака в твоей работе. А в больничной клоунаде пришлось привыкнуть к тому, что не от всех надо ждать быстрой и яркой реакции. Кто-то может уйти в себя, и тогда ни в коем случае нельзя его тормошить. Это полезный опыт и в актерском плане.
В кино, в театре (я репетирую в Школе драматического искусства) ты создаешь более или менее реалистический образ, а тут — полностью скрываешься за маской.

АЛЕКСАНДР КУДРЯВЦЕВ, 24 года, выпускник ВТУ им. Щепкина (Гиря):
— Я недавно снялся в фильме “Доктор” (скоро выйдет на экраны) — играл хирурга. А тут я терапевт — не понарошку, а всерьез. Больничная клоунада — это высшее проявление актерского мастерства. Я “обыгрываю” предметы, находящиеся в палате, чтобы, когда мы уйдем, ребенок посмотрел на куклу, подушку или градусник, вспомнил дядю клоуна — и еще раз засмеялся. Вот сегодня я ухитрился поднять конструктор, который стоял у мальчика на тумбочке. Правда, малыш оказался круче — он это может сделать одной рукой, а я — только двумя.

Кодекс клоунской этики
— воздерживаться от любых некорректных замечаний, а также не высказывать каких-либо суждений о его собственных традициях, обычаях и убеждениях;
— соблюдать профессиональную тайну;
— не позволять себе высказывания относительно организации работы, персонала, дирекции медицинского учреждения;
— совершенствовать свои навыки и теоретические познания в психологии;
— не может получать вознаграждение или материальное поощрение от родителей, детей или персонала больницы;
— не должен выстраивать профессиональные отношения с ребенком и его семьей, наоборот — артист должен постараться сделать все от него зависящее, чтобы стать партнером, “другом” семьи;
— всегда наблюдать за безопасностью ребенка.


А КАК У НИХ?
За рубежом больничные клоуны включены в штатное расписание больниц.
Лидерами в этой области стали Канада, Франция, Израиль, США, Бразилия, Швейцария.
В некоторых странах медсестры в детских больницах должны уметь носить разноцветный клоунский костюм.
РОССИЙСКИЕ БОЛЬНИЧНЫЕ КЛОУНЫ СУЩЕСТВУЮТ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО НА ЧАСТНЫЕ ПОЖЕРТВОВАНИЯ. А ВОТ КАК ОБСТОИТ ДЕЛО ВО ФРАНЦИИ
60% средства благотворителей
10% заработки самих клоунов (съемки в рекламе и т. д.)
30% помощь государства
Автор: Мария РАЕВСКАЯ ( mariya.raevskaya@vm.ru) Источник: http://www.vmdaily.ru/article/127667.html


Предыдущее событие     Следующее событие

Вернуться к списку событий



 

Яндекс.Метрика